Летописная повесть 1421 г. о Донской битве, включенная в Новгородскую I летопись младшего извода


  Дата повести — 1421 год — условна: А.А. Шахматов считал, что примерно в это время в Новгороде был создан летописный свод, впоследствии легший в основу Новгородской I летописи младшего извода. Особенностью повести 1421 года является проновгородская и антимосковская тенденциозность составителя. Новгородский летописец с видимой неохотой передает сведения о победе московского войска, но зато повествует о неопытных московских воинах, бежавших с поля боя.

  Вместе с тем повесть, составленная в Новгороде, ни словом не упоминает о новгородцах, которые, согласно пространной "Задонщине", отдельным спискам Основной редакции "Сказания о Мамаевом побоище", дополнениям к списку Дубровского Новгородской IV летописи, будто бы участвовали в Куликовской битве. Умолчание повести 1421 года вполне красноречиво свидетельствует против мнения отдельных историков, которые на основании перечисленных позднейших источников и неясного известия синодика новгородской церкви Бориса и Глеба включают новгородцев в состав объединенной дружины Дмитрия Ивановича Московского.

  В то же лето месяца августа из Орды пришли вести к великому князю Дмитрию и брату его князю Владимиру о том, что поднимается на христиан поганый измаилтянский род. Правил ими некий слабый царек, а власть держал в руках князь Мамай, он люто гневался на великого князя и на всю Русскую землю. Узнал великий князь Дмитрий Иванович, что идет на него великое войско татарское, и собрал множество воинов и пошел против безбожных татар, уповая на милосердие бога и пречистой его матери богородицы, приснодевы Марии, призывая на помощь честный крест.

  И ступил великий князь на их землю за Доном, и было тут чистое поле возле устья реки Непрядвы. И здесь выстроились поганые измаилтяне против христиан. А москвичи многие, что впервые вышли на поле битвы, увидев огромное войско татарское, устрашились и не надеялись уже остаться в живых, а иные обратились в бегство, забыв сказанное пророком, как один пожнет тысячу, а два сокрушат сто тысяч, если бог не оставит их. И князь великий Дмитрий с братом своим Владимиром, выстроив полки против поганых половцев и подняв взор к небу, глубоко вздохнул и сказал слово псаломское: "Братья, бог наш — прибежище и сила". И вот сошлись оба войска и была долгая битва. И бог чудесной силой устрашил сынов агарянских, и они побежали, подставив спины свои под удары, и христиане гнали их, и агаряне падали под ударами, а иные утонули в реке, бесчисленное множество.

  И тогда в схватке были убиты князь Федор Белозерский и его сын князь Иван. А иные князья и воеводы погнались за иноплеменниками. И безбожные татары падали, пораженные страхом божьим и оружием христианским. И вознес бог десницу великого князя Дмитрия Ивановича и брата его князя Владимира Андреевича на победу над иноплеменниками.

  Все это случилось за наши грехи. Иноплеменники вооружаются на нас, дабы мы отказались от неправедной жизни, ненависти между братьями, от сребролюбия и от неправедного суда и от насилия. Но милосерден бог человеколюбец, не до последнего часа гневается на нас, не вечно наказывает.

  И победа великого князя была в сентябре, в 8-й день, на Рождество святой богородицы, в субботу. И великий князь Дмитрий с братом своим князем Владимиром захватили поле боя и встали на татарских костях. И многие русские князья и воеводы восхвалили и восславили пречистую божью матерь богородицу, крепко сразившись с иноплеменниками за святые божие церкви и за православную веру, за всю Русскую землю. А сам великий князь со своим братом Владимиром, хранимый богом, приехал в стольный и великий город Москву, в свою вотчину.


             

КОММЕНТАРИИ

Перевод А.И. Плигузова, выполнен по публикации: Новгородская Первая летопись старшего и младшего изводов. М.—Л., 1950, с. 376—377.

А.А. Шахматов считал, что около 1421 года в Новгороде был составлен обширный летописный свод, так называемый "Софийский временник", который впоследствии лег в оспову Новгородской I летописи младшего извода, Новгородской IV и Софийской I летописей. Наиболее вероятно считать этот свод результатом труда дьяков новгородской архиепископской кафедры.

Обычно в научной литературе повесть о Донской битве по тексту свода 1421 года считают позднейшим сокращением пространной повести 1425 года. Однако недавно В.А. Кучкин высказал предположение, что повесть 1421 года использовала повесть 1408 года и, в свою очередь, повлияла на повесть 1425 года. Текстологический анализ подтверждает гипотезу В.А. Кучкина.

Банная печь ферингер здесь еще больше. Negocjacji i obsługi klienta, szkolenie szkolenia negocjacje.