"Слово о житии и преставлении великого князя Дмитрия Ивановича, царя Русского"

Первая четверть XV в. (отрывок)


  "Слово о житии" Дмитрия Ивановича — панегирик знаменитому князю и вместе с тем сложнейший богословский и политический трактат, обосновывающий права московских князей на княжение "всея Руси". А.В. Соловьев предложил считать автором "Слова о житии" троицкого монаха Епифания Премудрого, ученика Сергия Радонежского и первого его биографа. Рассказ о Куликовской битве, помещенный в "Слове о житии", расцвечен подробностями церковной легенды ("многие правдивые свидетели видели ангелов божиих, помогающих христианам").

  Сей великий князь Дмитрий родился от благородных и пречестных родителей, великого князя Ивана Ивановича и великой княгини Александры, и был внуком великого князя Ивана Даниловича, собирателя Русской земли, и был плодоносным и цветущим побегом святого и богом посаженного корня — царя Владимира, нового Константина, крестившего Русскую землю, и был сродником новых чудотворцев Бориса и Глеба, а воспитан был в благочестии и в славе и в духовном учении и с младенческих пелен возлюбил бога.

  Когда отец его, великий князь Иван Иванович, оставил житие сего света и увидел небесные селения, Дмитрий был еще совсем мал, девяти лет, и остался с любимым братом своим князем Иваном Ивановичем. Потом преставилась и его мать, великая княгиня Александра, и он один жил в области великого княжения и принял скипетр державы Русской земли и престол земного царства и вотчину свою, великое княжение, по данной ему благодати от бога, чести и славе. Еще в детском возрасте он размышлял о духовных делах и не вел праздных бесед и не любил бранных слов, избегал злых людей и всегда беседовал с добрыми, божественному писанию всегда внимал с умилением, много заботился о божиих церквях, с мужеством защищал Русскую землю, был незлобив, как дитя, а умом зрел, воинам в битвах был страшен и многих врагов, поднявшихся на него, победил, и славный свой город Москву дивными стенами окружил и во всем мире был славен, вырос, как кедр в Ливане, и зацвел, как пальма...

  Когда ему было шестнадцать лет, привели к нему невесту — княгиню Авдотью из Суздальской земли, дочь великого князя Дмитрия Константиновича и великой княгини Анны, и вся земля Русская радовалась, что он взял ее в жены. И в браке жил целомудренно, с умилением искал спасения своей душе, жил с чистой совестью, с твердым разумом управлял земным царством и стремился к небесному, не угождал плоти и как умелый кормчий против ветра рассекает волны, направляемый высшим промыслом, как пророк, стоящий на страже божьих заповедей, так и он управлял своим царством.

  И умножилась слава его имени, подобно славе святого и великого князя Владимира, буйно зацвела земля Русская в годы княжения его, как прежде — обетованный Израиль, и силой власти своей защитил всю землю Русскую, от востока и до запада восхваляли имя его, от моря и до моря, от рек и до края вселенной разнеслась слава его. Цари земные, узнав о нем, удивлялись, а враги его, живущие вокруг, ненавидели его и навели на него нечестивого Мамая, так говоря: "Великий князь Дмитрий Московский себя называет Русской земли царем и превзошел тебя славою, и затмил славу твоего царства". А Мамай, подученный лукавыми советниками, что держат христианскую веру, а творят дела поганых, сказал своим князьям и всем, кто подвластен ему: "Захвачу землю Русскую и разорю христианские церкви, и вместо их веры установлю свою, и заставлю их поклоняться своему Мохаммеду, а где были церкви, там поставлю мечети и посажу баскаков по всем городам русским, а князей русских перебью", подобно древнему Агогу, васанскому царю, что похвалялся разорить ковчег завета господня в Силоме, но прежде погиб.

  И послал безбожный Мамай вперед себя на Русь войною своего воеводу, окаянного Бегича, с большим войском и со многими князьями ордынскими. Узнал об этом великий князь Дмитрий Иванович и пошел ему навстречу с многочисленным войском Русской земли и бился с погаными на Рязанской земле, на реке Воже, и помог бог и святая богородица великому князю Дмитрию Ивановичу, а поганые агаряне были посрамлены, одни были побиты, а иные побежали. А великий князь Дмитрий Иванович возвратился домой с победою. Так защищал он свою вотчину, Русскую землю, от вражеских нападений поганых. Бесславный же Мамай, позором объятый, вместо похвалы получивший бесчестие, сам пошел на Русскую землю, похваляясь победить великого князя Дмитрия Ивановича, наполнив свое сердце злым беззаконием.

  Узнал об этом великий князь Дмитрий Иванович, вздохнул из глубины сердца своего к богу и пречистой его матери, и сказал: "О, пресвятая госпожа дева богородица, владычица, заступница и помощница миру! Моли сына своего за меня, грешного, да буду достоин главу и жизнь свою положить за имя твоего сына и за твое, иной помощницы не имею, кроме тебя, госпожа. Да не будут неправедно ликовать враги мои, не скажут поганые: Где же бог их, на которого уповали? Да будут посрамлены все, кто творит зло рабам твоим, как и я — твой раб и сын рабыни твоей. Испроси мне, госпожа, силу и помощь от святого храма сына твоего и бога моего на злого супостата и нечестивого врага. Поставь меня, госпожа, столпом обороны от врага, возвеличь имя христианское над погаными агарянами и всегда посрамляй их".

  И призвал вельмож своих и всех князей Русской земли, находящихся под властью его, и сказал князьям Русской земли и вельможам своим: "Радостно нам, братья, сложить головы свои за православную веру христианскую, да не будут захвачены города наши погаными, не запустеют святые божие церкви и не будем рассеяны по лицу всей земли, да пе будут жены наши и дети уведены в плен, да не будем вечно страдать от поганых, если умолит за нас сына своего и бога пречистая богородица".

  И отвечали ему князья русские и вельможи его: "Господин русский царь! Обещали тебе жизнь свою полошить, служа тебе, а ныне ради тебя кровь свою прольем о кровью своею второе крещение примем". И исполнившись доблестью Авраама, помолившись богу и имея помощником святого великого святителя и чудотворца Петра, заступника Русской земли, пошли против поганого, как древний великий князь Ярослав Владимирович, на злочестивого Мамая, второго Святополка. И встретили его в татарских полях, на реке Дону, и сошлись, как огромные тучи, оружие блестело, как молнии в дождливый день, воины бились; хватая друг друга за руки, и по оврагам текла кровь, и Дон река полилась, смешавшись с кровью, а головы татарские как камни валялись, а трупы поганых лежали, как срубленные дубравы. Многие правдивые свидетели видели ангелов божиих, помогающих христианам. И помог бог великому князю Дмитрию Ивановичу и его сродники, святые мученики Борис и Глеб. Окаянный же Мамай от лица его побежал. Треклятый Святополк в пропасть побежал, а нечестивый Мамай безвестно погиб.

  А великий князь Дмитрий Иванович возвратился с великой победой, подобно древнему Моисею, который победил Амалика. И была тишина в Русской земле. И так враги его были посрамлены, а иные страны узнали о победе, данной ему от бога на врагов, и все признали его власть, а все раскольники и мятежники его царства погибли...


             

КОММЕНТАРИИ

Перевод А.И. Плигузова, выполнеп по тексту Софийской I летописи, изданной: Полное собрание русских летописей. СПб., 1851, т. 6, с. 104—106.

Наиболее распространенная в научной литературе датировка "Слова о житии" — конец XIV века, но Г.М. Прохоров относит "Слово" к концу XIV — началу XV века, В.П. Адрианова-Перетц — к первой четверти XV века, Я. Пеленский — к 50-м годам XV века, М.А. Салмина — к XVI веку.

В определении времени создания "Слова о житии" исходим из использования в этом памятнике завещания Дмитрия Московского (1389 год) и Краткой летописной повести 1408 года; "Слово о житии" было написано прежде создания пространной летописной повести 1425 года, следовательно, оно возникло в 1408—1425 годах.

Яндекс.Метрика