Сказание о Мамаевом побоище

(рукопись середины XVII века)


  В настоящее время известно 9 списков "Сказание о Мамаевом побоище", где текст сопровождается рисунками, 8 находятся в книгохранилищах нашей страны, а один - в Лондоне. По характеру миниатюр и их количеству эти списки подразделяются на две группы: Северную и Архаическую. Предлагаемая читателю рукопись со "Сказание о Мамаевом побоище" из собрания Государственного Исторического музея в Москве, по тексту относится к Основной редакции, а по характеру миниатюр входит в Архаическую группу. Эта рукопись входит в собрание Уварова № 999а.

  В списке "Сказание о Мамаевом побоище" по традиции, бытовавшей в рукописных книгах, не указан год и место ее написания. Формат книги, ее размер в четверку (4°), то есть 19x14,7 см.

  Текст повести расположен на 94 листах, и один лист, 95-й, с записями XVIII века.

  Рукопись написана полууставным типом почерка, сочетающим удобство и четкость письма. Ее писали 4 писца. 1-м писцом написано начало: листы 1-14, 20, 27-31, 33. 2-й и 3-й написали совсем немного: 2-й писец - листы 15-19, а 3-й - только лицевую часть листа 38. Больше всех над книгой работал 4-й писец. Им написаны листы 21-26, 32, 34-37, 38 об . - 94 . Если почерк 1-го писца красивый и четкий, в заглавиях он употребляет красную краску киноварь, то последний писец пишет, не особенно заботясь о красоте букв. На последних листах книги небрежность почерка показывает, что писец спешил окончить работу. Словоделение в строке выдержано последовательно 1-м писцом, у 2-го и 3-го писцов лишь намечено разделение на слова, у последнего словоделение наблюдается только на отдельных листах. На некоторых листах книги текст расположен в виде сужающейся книзу воронки. Это особый прием украшенного письма, правда, в нашей книге из-за небрежности расположения букв на листе красота письма теряется.

  Характер почерков рукописи, начертания отдельных букв и наличие словоделения в строке позволяют датировать рукопись серединой XVII века. Этой датировке не противоречат и хронологические показания водяных знаков бумаги "Сказание о Мамаевом побоище". Водяные знаки "Сказание о Мамаевом побоище" двух типов - медведь в гербовом под короной щите и голова шута. Бумага с такими типами водяных знаков употреблялась в Русском государстве в 40-50-е годы XVII века.

  Рукопись "Сказание о Мамаевом побоище" украшена орнаментом старопечатного стиля. Для этого орнамента характерна светлая со штриховкой колючая листва, вьющаяся по темному фону. Именно так, например, выполнен мастером инициал "X" на листе третьем. Размер его в шесть строк основного текста типичен для рукописных книг. В этом же стиле выполнена заставка-рамка на первом листе рукописи, но ее фон и вьющаяся листва подкрашены зеленой краской, что характерно и для многих других рамок, в которые заключены миниатюры рукописи. В верхней части заставки симметрично расположены две стилизованные шишки, в листве которых как бы спрятаны буквы к, а, ш, о, а, н, п. Возможно, здесь скрыто имя мастера, выполнившего украшения книги: такая тайнопись иногда встречается в рукописных книгах, но не всегда ее удается расшифровать.

  Заглавие книги на первом листе выполнено красной киноварной краской, особым приемом украшенного письма - вязью: "Лета шесть тысящ восемьсот девятого году сказание и похвала великому князю Дмитрию Ивановичу Московскому". В этом заглавии указан год, когда происходила Куликовская битва, по старому летосчислению, принятому на Руси до XVIII века. Однако писец допустил ошибку, пропустив десятки: вместо 6889 года он написал 6809, и поэтому его дата в переводе на современное летосчисление - 1301 год - неверна. Такие неумышленные ошибки иногда совершались писцами, поэтому в конце рукописных книг писцы просили читателя об исправлении описок. Большое значение в рукописи имеют миниатюры, выполненные одним мастером. Каждая миниатюра занимает одну из сторон листа. Всего в книге сохранилось 27 миниатюр. Возможно, на утраченных листах также имелись рисунки. Миниатюры последовательно раскрывают сюжет повести. Вначале рисуются события, предшествующие Куликовской битве, затем ход сражения и, наконец, встреча победителей. Движения и чувства участников повести художник передает языком жестов, лица их невыразительны. И русские, и монголо-татарские воины ни лицом, ни одеждой не отличаются друг от друга. Князей Дмитрия Ивановича и Владимира Андреевича отличают от других князей короны на головах. Все позы людей малоподвижны, непластичны.

  Миниатюра выполнялась сначала нанесением контура рисунка черной краской, а затем ее раскрашивали в основном красной и зеленой. Это преобладание ярких красного и зеленого цветов делает миниатюры красочными и нарядными. В значительно меньшей степени мастер употреблял лиловую, серую и желтую краски. Совсем отсутствует синяя, которая была очень дорогой и употреблялась лишь в миниатюрах и заставках роскошных книг, написанных для знатных и богатых заказчиков.

  Фон на всех рисунках отсутствует. В тех миниатюрах, действие которых происходит в помещении, над рамками миниатюр возвышаются строения башенного типа. Так условно изображаются палаты или дворцы. Только одна миниатюра показывает в разрезе трехглавый храм - Успенский собор Московского Кремля (л. 33, рис. 10), где князья Дмитрий и Владимир поклоняются гробу митрополита Петра. На двух миниатюрах художник очень стилизованно, условно изобразил растения: на листе 74 (рис. 24) - выезд засадного полка из рощи, на листе 80 об. (рис. 26) - под березой лежит раненый князь Дмитрий Иванович. Все миниатюры рукописи заключены в рамки. Листы рукописи имеют 3 нумерации: современную написанию XVII века буквенную и потетрадную, XVIII века - полистную, чернилами, арабскими цифрами и последнюю, XX века - карандашную, полистную.

  О первоначальном количестве листов в книге можно судить по самой ранней нумерации XVII века. Тогда писцы нумеровали не листы, а тетради, каждая из которых обычно состояла из 8 листов, проставляя номер на нижнем поле листа. Цифры обозначены буквами славянского алфавита, что существовало до введения современного цифрового обозначения в XVIII веке. Такая нумерация видна на листах 9, 20, 32, 41, 43, 47, 51, 59, 68, 75, 91 (по последней нумерации). На листе 91 поставлено число - 14 . Следовательно, в книге было 14 тетрадей по 8 листов в каждой, предположительно всего 112 листов.

  Нумерация XVIII века чернилами в верхних углах листов показывает, что в это время в книге было 105 листов. Многие листы с этой нумерацией перепутаны и утрачены: отсутствуют 12, 13, 17, 18, 21, 29-й листы, после 25-го следуют листы 50-55. В настоящее время в книге текст сохранился на 94 листах.

  Первоначальный переплет рукописи утрачен, листы при повторном переплете обрезаны, на многих видны пятна от воды, текст трудно читаем и поврежден. В настоящее время книга имеет картонный переплет XX века.

  Интерес представляют записи на листах, следующих за текстом "Сказание о Мамаевом побоище" и рассказывающие о владельцах книги.

  Скорее всего, книга была написана для продажи на торгу, кому-нибудь из простых людей - ремесленников, мелких торговцев, живущих в посаде. Владелец книги в XVII веке выписывал на чистом обороте 94-го листа нравоучительные изречения из церковных книг. Так, приведены слова царя Соломона о дружбе: "Понося друга за очи - разрушается дружба" и другие. А далее на 95-м листе идет запись владельца книги XVIII века: "Сия книга глаголемая Мамаево побоище белозерца посацкого человека Меркура Иванова сына Огваздина и детей его Андрияна и Андрия. Подписал я Андреян своеручно 1742 года мая 1 числа". На обороте 95-го листа запись XVIII века: "Сия книга семинариста Петра Иванова сына Мироносицкого подписал своею рукою".

  Так, владельческие записи на книге показывают, кого из простых людей на протяжении веков волновали далекие события 1380 года, одного из героических эпизодов борьбы русского народа против врагов, события, продолжающие волновать и читателей нашего времени.


РУКОПИСЬ СЕРЕДИНЫ XVII ВЕКА

автор статьи Т.В. Дианова


             

Яндекс.Метрика