Вооружение войск Московской Руси

  Комплекс вооружения русских дружинников последней трети XIV века исследован не слишком хорошо. Такая реконструкция опирается не столько на археологические, сколько на иконографические и письменные источники. Однако в целом облик русских воинов эпохи Куликовской битвы можно реконструировать довольно подробно и уверенно.

ОРУЖИЕ

  Оружие, то есть собственно наступательное вооружение, не слишком отличается от предшествующего периода и включает клинковое, то есть мечи и сабли, боевые топоры, копья, дротики и оружие ударное — шестоперы, клевцы, чеканы. Важную роль играют луки и арбалеты.

  Мечи имеют обычный для Европы облик: с острым колющим концом, либо близкие к позднероманскому типу, с узким долом, редко граненые, ромбовидные в сечении, с длинным прямым либо чуть изогнутым перекрестьем. Появляются полуторные рукояти. Чаще всего навершие было линзовидным, однако правилом это не являлось.

Комплексы и элементы защитного и наступательного вооружения Московской Руси
Комплексы и элементы защитного и наступательного вооружения Московской Руси

  В этот период многие изготовители клинкового оружия копируют ордынские и европейские образцы, а еще более часто применяется оружие собственно ордынского или европейского производства. Крайне мало известно о русских саблях этого периода — в основном по данным иконографии, можно лишь предположить, что они, если и отличались от ордынских, то крайне незначительно. В большом количестве мы видим пехотные ножи, точно такие же, какие применялись в Европе — кончары (длинные граненые, с очень узким клинком, назначением их было пробивать кольчатый доспех) и длинные однолезвийные боевые ножи — корды. Они прямые или слегка искривленные. Длина их была от 30 до 40, позже даже до 85 сантиметров. Корд мог заменить меч, но стоил намного дешевле. Впрочем, и традиционные русские боевые ножи по-прежнему в ходу. Использовались и обоюдоострые кинжалы, причем как европейского, так и восточного типа.

  В широком употреблении были теперь шестоперы, практически вытеснившие булавы. По-прежнему активно применяются боевые топоры. Копья используются чаще всего с нешироким граненым острием, всадники могли применять узкую граненую пику с острием квадратным в сечении. Для пешего боя применялась рогатина — копье с листовидным острием длиной до полуметра и относительно коротким толстым древком.

  В ходу были и дротики. Важную роль играло оружие дистанционного боя — луки и арбалеты или самострелы. О арбалетах известно довольно мало, однако можно предположить, что они ничем принципиально не отличались от европейских. Луки были композитные, они склеивались из нескольких деталей, а именно рукояти, плечей и рогов, которые также склеивались из слоев дерева, рога и вареных сухожилий. После склейки лук обматывался берестяной лентой, предварительно проваренной в олифе. Лук хранился в кожаном налучье. Стрелы размещались в кожаном или берестяном колчане в виде длинного короба. Стрелы имели как узкие граненые (бронебойные), так и широкие наконечники. Налучье и колчан часто расписывались или украшались аппликацией из кожи.

ЗАЩИТНОЕ ВООРУЖЕНИЕ

  Шлемы эпохи Дмитрия Московского мы можем описать почти исключительно по иконографическим источникам. Они традиционно имеют сфероконическую форму, от низких сфероконусов до высоких, с сильно вытянутым острием. Подвершие часто увенчивается шариком. Наиболее употребительны цельнотянутые шлемы, однако по всей вероятности, в обиходе были и клепаные, чаще всего четырехчастевые. Некоторые изображения на фресках и миниатюрах можно интерпретировать именно так.

Комплексы и элементы защитного вооружения Московской Руси
Комплексы и элементы защитного вооружения Московской Руси

  Опять же, судя по изобразительным источникам, шлемы часто раскрашивались, а у знати — серебрились и золотились, что придавало им не только нарядный вид, но и предохраняло от ржавчины.

  В источниках часто упоминаются и шлемы европейского образца. По-видимому, это могли быть ранние формы барбютов и басинетов, а также широко распространенные в Европе шапели, то есть шлемы с полями и полусферическим куполом.

  В "Задонщине" — основном источнике по истории Куликовской битвы — говорится и о "шеломах черкасских" — вероятностно изделиях ордынских оружейников.

  В эту эпоху широкое распространение получает пластинчатая и чешуйчатая бармицы, однако, по-видимому, не менее часто встречается и кольчужная — широко распространенная в предшествующий период. Кроме того, бармица могла быть стеганой и кожаной.

  Кольчужный доспех по-прежнему широко используется. Кольчуга весит от 5 до 10 килограммов, длина ее сильно варьируется, от короткой, едва прикрывающей пах, до довольно длинной. Кольца кольчуги обязательно склепывались и сваривались: одно клепаное кольцо скрепляло четыре сварных. С 14 века в употребление входят кольчуги из плоских колец, но по-прежнему в ходу кольчуги из круглой в сечении проволоки. Кольчуга из плоских колец получает название байданы (от персидского "бодан", то есть "тело"). Кольца байданы были несколько большими, чем кольца обычной кольчуги.

  Часто поверх кольчуги или даже сам по себе носится пластинчатый доспех. Шире всего в XIV веке на Руси употребляются различные виды пластинчато-нашивных доспехов, наиболее характерным из которых был доспех чешуйчатый, где находившие друг на друга пластины нашивались или наклепывались на основу из тонкой кожи или ткани. В XIV веке наиболее часто встречаются пластины почти квадратной формы, с отверстиями для крепежа в верхней части. По форме такой доспех близок к кирасе, иногда с оплечьями.

  Ламеллярные панцири из пластин, соединенных между собой ремешками или шнурами, несомненно, употребляются теперь значительно реже, чем в домонгольский период.

Булава, шестоперы, кистени  В большом ходу теперь и различные формы бригандины — доспеха, где основа, на которую наклёпывались пластины, была снаружи, а сами пластины оказывались с изнанки. Основа чаще всего изготовлялась из кожи, которая иногда покрывалась сукном. Обычно пластины лудились, и, учитывая, что изнутри они покрывались еще слоем ткани или тонкой кожи, ржавчина такому доспеху практически не грозила.

  В русском доспехе XIV века часто сочетались все перечисленные элементы.

  По-видимому, в эпоху Куликовской битвы достаточно часто употреблялся и куяк — доспех, где стальные пластины крепились к наружной части основы — куртки-кирасы. Пластины не находили друг на друга и между ними оставлялись зазоры. Во многом подобен куяку и корацин — здесь металлические пластины наклёпывались внахлест на матерчатую или кожаную основу. Корацин чаще всего имел такие же оплечья.

  На груди с начала XIV в. стала носиться и отдельная круглая металлическая пластина — зерцало, заимствованная у монголов, нередко такие пластины были парными — на груди и на спине. Крепились зерцала обычно на ремнях, и, как правило, полировались.

  Кроме зерцал, грудь могли прикрывать и наперсья, которые часто можно увидеть на изображениях того времени — кожаные нагрудники с оплечьями, богато украшенные росписью.

  Активно используются кольчужные чулки, и, кроме того, в обиходе появляются другие формы ножных доспехов — стальные наголенники и наколенники.

  Как можно предположить, в эту эпоху появляются и ламеллярные и чешуйчатые бармы — пришедшие из восточной Европы пластинчатые ожерелья с воротником, закрывавшие шеи, плечи и горло воинов.

  Русские щиты этой эпохи довольно разнообразны. Как правило, они треугольные или круглые, реже — каплевидные. В XIV веке в обиходе появляются и павезы — прямоугольные щиты с вертикальным желобом (судя по некоторым изображениям, павезы были известны на Руси уже в XIII веке). Щиты изготавлялись из дощечек и покрывались кожей, обычно украшенной росписью. Однако о русской геральдике эпохи Куликовской битвы не известно почти ничего. Пожалуй, только знаменитые фрески церкви Успения на Волотовом поле в Новгороде дают нам некоторое представление об изображениях на щитах. Судя по всему, в XIV веке со щитов пропадает умбон и оковка по краям.

автор статьи А. Щербаков


             

Яндекс.Метрика