Рогожский летописец

Записи 1368-1380 гг.


  Публикуемый текст представляет собой перевод фрагмента древнерусского летописного сборника 40-х годов XV века, получившего в науке название Рогожского летописца, по имени старообрядческой общины московского Рогожского кладбища, книжное собрание которой сохранило рукопись летописца. Сборник был найден и опубликован в 1922 году Н.П. Лихачевым.

  Важнейший источник Рогожского летописца — общерусский свод, созданный в 1408 году в канцелярии русского митрополита Киприана (сам Киприан не увидел завершения этой работы — он умер 16 сентября 1406 года), — отразил взгляд московских книжников на многие события эпохи Куликовской битвы. Тверской свод 1375 года (мнение А.Н. Насонова) либо иные тверские известия, влившиеся в свод 1408 года, представляют оценку политики московских князей, возникшую в окружении тверского великого князя Михаила Александровича.

  Тверские источники Рогожского летописца, разумеется, не могли восхвалять московского великого князя Дмитрия (впоследствии — Дмитрия Донского), ходившего войной на тверскую землю в 1375 году и заставившего тверичей покориться. Московский свод 1408 года также не превозносил заслуг Дмитрия, ибо был задуман митрополитом Киприаном, у которого были свои счеты с покойным великим князем: Дмитрий долгое время не пускал Киприана в Москву и хотел посадить на его место своего советника и хранителя великокняжеской печати Михаила-Митяя, а в 1382 году, после того, как Киприан в страхе бежал из Москвы накануне нашествия Токтамыша, московский князь изгнал митрополита из столицы.

  Ниже публикуется фрагмент летописца, описывающий события лета 1368-го — лета 1380 года, начиная с первого похода литовского князя Ольгерда на Русь и вплоть до Куликовской битвы. Текст 1368—1380 годов дается без сокращений, чтобы читатель получил широкое представление о всех основных событиях русской истории того времени и мог познакомиться с летописью как особой формой средневекового исторического повествования, где точные записи совершающихся на глазах летописца событий перемежаются с экскурсами в прошлое, панегириками князьям и святым подвижникам, мог ощутить удивительную вещественную плотность летописного текста.


О первой литовщине

О второй литовщине

О взятии города Торжка

О монастыре на Высоком

О тверской войне

О Костромском взятии

О побоище на Пьяне

Об Алексее митрополите

О войне и о битве на реке Воже


             

КОММЕНТАРИИ

Перевод А.И. Плигузова, выполнен по изданию: Полное собрание русских летописей. Пг., 1922, т. 15, вып. I, стб. 88—138.
Изучение текста Рогожского летописца имеет длинную историю. А.А. Шахматов установил, что в известиях 1328—1374 годов Рогожский летописец содержит соединение какой-то тверской летописи с летописью типа Симеоновской, а в части 1375—1412 годов уже не опирается на тверскую летопись. М.Д. Приселков предположил существование единой основы Рогожского летописца и Симеоновской летописи — московского свода 1408 года. Этот свод был скопирован в Троицкой пергаменной летописи, сгоревшей в московском пожаре 1812 года, по известной по выпискам из нее ученых XVIII — начала XIX века. Свод 1408 года заново редактировался в Твери в 1412 году (гипотеза М.Д. Приселкова) и был включен в состав Рогожского летописца примерно в 1446 году (мнение Б.М. Клосса).

Яндекс.Метрика