Ярлык хана Мамаевой Орды Тюлякбека наместнику русской митрополии Михаилу-Митяю

28 февраля 1379 г.


  Ярлык — тюркское слово, которое означает "грамота", "документ". Ордынские ханы в отношениях к русской церкви следовали закону (Ясе), данному Чингизханом: основатель монгольского государства, будучи язычником, объявил о полной веротерпимости монголов и гарантировал покровительство служителям любых религиозных культов. Впрочем, в первые годы, монгольского владычества на Руси завоеватели не считались с предписаниями Чингизхановой Ясы, и в 1237—1240 годах Батыевы полчища истребили немало церковных причетников и монахов, убили владимирского и переславского епископов, ограбили знаменитые русские храмы, сорвали драгоценный оклад с иконы Владимирской божьей матери. Последующая политика ордынских ханов строилась из расчета привлечь на свою сторону духовенство покоренных ими земель и помешать складыванию антиордынского союза светской и церковной власти, поэтому церковь освобождалась от выплаты ордынского налога ("выхода") и исполнения многих повинностей. В подтверждение церковных льгот русским митрополитам выдавались в ханских канцеляриях специальные ярлыки, начиная, вероятно, с ярлыка Бату-хана 1243—1247 годов. Ханские ярлыки составлялись на монгольском, а частично, возможно, тюркском (кыпчакском?) языке и записывались уйгурским письмом. Однако оригиналы ярлыков не сохранились; в русских рукописях из монастырских библиотек уцелели лишь шесть грамот 1267—1379 годов; грамоты эти всегда переписывались вместе и составляют единую краткую коллекцию (собрание) ярлыков.

  В кратком собрании ярлыков читаются грамоты хана Мениу-Тимура русскому духовенству и монашеству 10 августа 1267 года, ханши Тайдулы русскому духовенству 25 сентября 1347 года, ханши Тайдулы митрополиту Феогносту 7 марта 1351 года, ханши Тайдулы митрополиту Алексею 11 февраля 1354 года, хана Бердибека митрополиту Алексею 12 ноября — И декабря 1357 года, хана Тюлякбека Михаилу-Митяю 28 февраля 1379 года.

  Подъем общерусской антиордынской борьбы и усиление московского князя в 70-е годы XIV века не могли не войти в противоречие с политикой ордынских ханов, предоставлявших юридические и финансовые льготы русской церкви. Дмитрий Иванович стремился и церковь "привести в свою волю". Церковь не участвовала в ордынском налоговом бремени; с первой четверти XIV века право взимания "ордынской тягости" было передано русским великим князьям, и Дмитрию было выгодно ограничить льготы церкви, чтобы облегчить свое собственное положение. Противодействие стремлениям московского великого князя оказала Орда.

  Ярлык, выданный Михаилу-Митяю ханом Мамаевой Орды в феврале 1379 года, выражает желание Мамая сохранить добрые отношения с русской церковью, невзирая на серьезное обострение противоречий в русско-ордынских делах после княжеского съезда 1374 года, антиордынского московско-тверского договора 1375 года и битвы на Воже 1378 года. Возможно, выдавая ярлык 1379 года, Мамай хотел предупредить Дмитрия, помышлявшего в случае необходимости выплаты ордынского "выхода" получить в счет дани и часть церковных средств — эти новые отношения светской власти с церковью были утверждены в 1392 году сыном Дмитрия Василием и митрополитом Киприаном. Вместе с тем, выдавая ярлык Михаилу-Митяю, Мамаев хан Тюлякбек претендовал на роль хана всей Орды, хотя в столице ее — Сарае — правил другой хан — Арабшах, вскоре смененный Токтамышем.

  По изволению Вечного неба, по заветам дедов и прадедов слово Тюлякбека, данное по мысли нашего дяди Мамая татарским улусным и военным князьям Великого улуса, волостным даругам, князьям, писцам, таможникам, побережннкам, проезжающим послам и сокольникам, пардусникам, бураложникам и заставщикам, и лодейщикам и кто на какое дело ни пойдет, многим людям и всем.

  Прежде царь Чингиз, а после него цари Азиз и Вердибек, и за них молились молебники и весь поповский чин. И какова дань ни будет или какая пошлина — а им платить ее не надо, их дело — в спокойствии молить бога и воздавать молитвы. И давали им ярлыки, чтобы ничего иного ее случалось.

  И ныне в согласии с прежними ярлыками, рассудив, мы тем же самым пожаловали Михаила митрополита. И как сядет на свой стол во Владимире, пускай богу молится за нас и за родственников наших сейчас и после воздает молитву. И мы приказали: какова будет дань и какова пошлина, подвода, корм, питье, запрос — ни даров не дают, ни почестья никакого не воздают. И что есть церковные дома, воды, земли, огороды, сады, мельницы — и в то у них никто да не вступается, никакого насилья им не творят. А кто что взял или возьмет — пускай отдаст назад. А кто придет в церковные дома, тем запрещено останавливаться там на постой и наносить им ущерб. А кто будет останавливаться на постой в церковных домах или наносить им ущерб — и те люди будут виновны и подлежат смертной казни.

  И если ты, Михаил, скажешь, что пожалован нами, и с церковных домов и земель, и вод, и огородов, и садов или с церковных людей будешь требовать даней больше обычного — с тебя спросим. И если кто учинит воровство или клевету, или какое иное злое дело, а ты не будешь расследовать это — и сам знаешь, как отвечать за это перед богом. А за нас богу молитвы воздавай, как и прежде молился.

  Указав это, дали для подтверждения алотамговый ярлык, в год овцы, в семьсот восьмидесятый год, месяца зу-ль-каада, в десятый день первой половины месяца.

  Ставка кочевала на речном Великом Лугу. Написано.


             

КОММЕНТАРИИ

Перевод А.И. Плигузова, выполнен по изданию: Памятники русского права. М., 1955, вып. III, с. 465—466 (публикация А.А. Зимина). Новейшее издание см.: Русский феодальный архив XIV — первой трети XVI века. М., 1987, ч. III, приложение II.
Ярлык Тюлякбека Михаилу-Митяю обычно датируют июлем — августом 1379 года, обращая внимание лишь на один из элементов даты ярлыка ("овечья лета", то есть в год овцы) и исторические обстоятельства: на пути в Константинополь Митяй переправился через Оку 26 июля 1379 года и был "захвачен Мамаем и ненадолго задержан" на землях Орды, как сообщает Рогожский летописец. В.В. Григорьев и А.П. Григорьев предложили исправить ошибку переписчика, упомянувшего под ярлыком 708 год мусульманского летосчисления — хиджры (он приходился на 1308—1309 годы. Исследователи предложили читать этот год как 780 (начался 30 апреля 1378 года и завершился 18 августа 1379 года). На этом основании А.П. Григорьев выводит из исправленной даты ярлыка точное время его выдачи: 28 февраля 1379 года, когда Михаил-Митяй еще находился в Москве.

Существуют разные мнения относительно времени складывания собрания ярлыков, в составе которого сохранился ярлык Тюлякбека. Предполагаю, что выполненные в разное время переводы ярлыков были объединены в краткую коллекцию в 10-х годах XV века в Москве в канцелярии митрополита Фотия и, возможно, при его непосредственном участии. Затем, в 50-х — первой половине 60-х годов XV века, краткое собрание ярлыков было извлечено из митрополичьего архива и попало в Троице-Сергиев монастырь, что произошло в бытность троицким архимандритом Вассиана Рыло, впоследствии известного своим антиордынским посланием на Угру.

Матрасы от производителя посмотреть.