Ростовское княжество

  Обширные земли в бассейнах рек Юхоти, Черемхи, Пажи, Которосли — правых притоков р. Волги, но главным образом в Заволжье, у озер Кубенского, Белого, Воже, Лаче, а также на севере в бассейнах рек Сухоны, Юга и на верхней Северной Двине принадлежали в XIV в. потомкам старшего сына Всеволода Большое Гнездо Константина. Представление о размерах их владений дают летописные известия конца XIV в. о смерти ростовского архиепископа Федора и поставлении на ростовскую кафедру его преемника Григория. В этих известиях указываются пределы Ростовской епархии, включавшей в себя волости "Ростова и Ярославля, Бълаозера и Устюга, Углича Поля, Мологи"1. Хотя углицкая территория в середине XIV в. находилась, как было отмечено выше, под контролем московских князей, остальными городами с относившимися к ним волостями владели представители старшей линии Всеволода Большое Гнездо. Они правили в трех княжествах: Ростовском, Ярославском2 и Белозерском.

  Ростов, в XIII в. бывший столицей громадной отчины Константина Всеволодовича, в XIV в. во многом утратил свое прежнее политическое значение. Правда, он оставался центром Ростовской епископии (с конца XIV в. — архиепископии) и стольным городом Ростовского княжества, но княжества, значительно уступавшего по своим размерам тому, которое существовало в начале XIII в.

  В середине XIV в. границы собственно ростовской территории отстояли всего на 25—70 км от самого Ростова. Зато за сотни километров от оз. Неро, на берегу которого стоял Ростов, ростовским князьям принадлежали территории в несколько тысяч квадратных километров. Их центром был г. Устюг.

  Бытует мнение о том, что Ростовское княжество делилось на множество уделов уже в XIV в. Это о ростовских князьях можно было сказать пословицей "Сколько ворот, столько господ"3. И действительно, в XV— XVI вв. московским государям служили многочисленнейшие представители рода ростовских князей, давно утратившие суверенитет над своим княжеством и опустившиеся до положения простых вотчинников средней и даже мелкой руки. "Постепенно нарастает это вырождение в XIV и XV столетиях, — писал известный исследователь русского средневековья А.Е. Пресняков, — но поворотный пункт в истории ростовских князей агиограф Епифаний правильно отметил в дни в.к. Ивана Даниловича"4 Однако история Ростовского княжества в XIV в. не укладывается в такую характеристику.

  Как уже говорилось, московским князьям на наследственном праве принадлежало в Ростове с. Богородицкое, а как великим князьям владимирским — Стретенская половина самого г. Ростова. Но, несмотря на это, Ростовское княжество до самого конца 50-х годов XIV в. предстает достаточно единым государственным образованием. На протяжении более 20 лет, с конца 30-х годов XIV в. по начало 60-х годов XIV в., в летописных источниках с эпитетом "Ростовский" фигурирует только один князь — зять Ивана Калиты, женатый на его дочери Марии, Константин Васильевич5. Именно Константин Ростовский, единственный из местных князей, участвует в общерусских княжеских съездах, возглавляет ростовские полки, преимущественно он ездит в Орду6. Кроме того, источники в середине XIV в. упоминают еще одного ростовского князя — Андрея Федоровича7, приходившегося племянником Константину8. Существование второго ростовского князя делает естественным предположение о делении Ростовского княжества между дядей и племянником. Проверить правильность такого предположения позволяют более поздние свидетельства XV в.

  В 70-е годы XV в. московское правительство, ведя борьбу с Новгородом, составило так называемый Список Двинских земель, в котором перечислялись захваченные новгородцами московские владения в Заволочье. Часть этих владений в более раннее время была подвластна Ростову. Всего в Списке указано семь крупных районов, некогда принадлежавших четырем ростовским князьям. Эти семь районов охватывали территории по нижнему течению р. Ваги и ее левому притоку р. Леди с центром в погосте Емьская Гора; по обе стороны правого притока р. Ваги р. Кулоя на всем его протяжении; по р. Юмышу — левому притоку р. Северной Двины; в верховьях р. Ваги и в бассейнах ее левых притоков рек Вели, Пежмы, а также правых притоков рек Терменге и Двиницы (три района); по течению р. Северной Двины, ее левому притоку р. Сии и правым притокам рекам Пингише и Челмахте9 Владельцами перечисленных земель были ростовские князья Иван Владимирович, Федор Андреевич, Иван Александрович и Константин Владимирович. Все они происходили от князя Константина Васильевича Ростовского10. Смежность владений четырех ростовских князей указывает на то, что ранее эти владения составляли единое целое и скорее всего при родоначальнике названных князей Константине Ростовском. Высокое положение в Ростовском княжестве князя Константина дает основания полагать, что этот князь в середине XIV в. владел не только Ростовом, но и землями по рекам Ваге и Северной Двине, а также находившимся по соседству с ними вторым городом Ростовского княжества — Устюгом. В таком случае князь Андрей Федорович Ростовский должен был иметь довольно незначительный удел или не иметь его вовсе.

Северо-Восточная Русь в 1360 г.
Для увеличения изображения карты щелкните мышкой по карте

  Из источников XV в. известен князь Юрий Бохтюжский11 получивший свое прозвище по небольшому левому притоку р. Сухоны р. Бохтюге12. Здесь, очевидно, и находилось его княжество. Сохранились две грамоты этого князя, данные им основателю нескольких монастырей на русском Севере Дионисию Глушицкому13. Из этих грамот следует, что Юрий Бохтюжский жил в первой половине XV в. и что его отцом был князь Иван. Сопоставление этих данных с родословными князей Северо-Восточной Руси, подвизавшихся в конце XIV — первой половине XV в., приводит к заключению, что Юрий Бохтюжский приходился старшим сыном первенца князя Андрея Федоровича Ростовского Ивана14.

  Почему же старшие потомки князя Андрея, в 1363 г. ставшего ростовским князем, правили в столь захолустном княжестве? Напрашивается единственный ответ на поставленный вопрос: очевидно, Бохтюжским княжеством в свое время владел сам Андрей Федорович, а при переходе на более высокий ростовский стол он посадил там своего старшего сына, сделав Бохтюжский удел фамильным достоянием. Таким образом, открывается возможность решить намеченную ранее задачу: был или не был владетельным князем Андрей Ростовский в конце 30-х — начале 60-х годов XIV в., когда Ростовским княжеством, его основными землями управлял его дядя князь Константин Васильевич. Формально Андрей может считаться таким князем, по обладание весьма незпачительным уделом близ юго-восточных берегов Кубенского озера делало его фигурой, малозаметной в политическом отношении. Скромность владений и положения Андрея Федоровича — лишнее свидетельство главенствующей роли в княжестве Константина Васильевича, сконцентрировавшего в своих руках и все прерогативы верховной власти, и контроль над большей частью ростовской территории. Очевидно, что в 50-е годы XIV в. в Ростовском княжестве преобладали центростремительные процессы, приведшие к усилению власти одного князя. Говорить о нарастании политического распада в Ростовском княжестве в указанное время не приходится. Этот распад начался позже и под влиянием событий, определивших политические судьбы всей Северо-Восточной Руси.

автор статьи В.А. Кучкин


             

КОММЕНТАРИИ

1 Карамзин Н.М. Указ. соч. Изд. И. Эйнерлинга, кн. II, т. V, прим. 245 (выписка из летописи). М.Д. Приселков считал, что выписка сделана Карамзиным из пергаментной Троицкой летописи, сгоревшей в московский пожар 1812 г. (Приселков М.Д. Троицкая летопись: Реконструкция текста. М.; Л., 1950, с. 445, прим. 3). О поставлении Григория владыкой "граду Ростову и Ярославлю, и Бълуозъру, и Оуглечю Полю, и Оустыогу, и Молозъ" см.: ПСРЛ, т. IV, ч. 1, вып. 2, с. 381.

2 Ярославское княжество в руках потомков Всеволода было довольно короткое время. В 60-х годах XIII в. оно перешло к смоленскому князю Федору Ростиславичу Черному, женившемуся на дочери первого ярославского князя Марии Васильевне. Затем Федор вступил в брак с дочерью ордынского хана, в крешении принявшей имя Анны. От брака Федора с Анной и ведут свое начало ярославские князья XIV—XVI вв. (Экземплярский Л.В. Указ. соч., т. II, с. 83—84).

3 Даль В.И. Пословицы русского народа. М., 1957, с. 716.

4 Пресняков А.Е. Указ. соч., с. 149.

5 ПСРЛ. Л., 1928, т. I, 2-е изд., вып. 3, стб. 531, под 6836 г.

6 Там же, т. XV, вып. 1, стб. 52-55, 59, 69-71, под 6847, 6848, 6850, 6852, 6856, 6857, 6868 и 6869 гг.

7 Там же, стб. 60, под 6858 г.— нижегородский князь Константин выдал свою дочь за князя Андрея Федоровича "въ Ростовъ".

8 Экземплярский А.В. Указ. соч., т. II, с. 40.

9 АСВР, т. III, № 16, с. 32—33. О местоположении перечисленных владений ростовских князей см.: Богословский М.М. Земское самоуправление на русском Севере в XVII в. М., 1909, т. I, с. 5, прим. 1; с. 10, 28; Прилож., с. 23, 62 и карта; Зарубин П.А. Важская земля в XIV—XV вв. — История СССР, 1970, № 1.

10 Экземплярский А.В. Указ. соч., т. II, родословная табл. 1 (князья XVII степени и XVIII степени — князь Федор Андреевич).

11 ГБЛ, ф. 304, № 603, л. 31.

12 ЦГАДА, ф. 1356, оп. 1, д. 309.

13 АСВР. т. III, № 258, 259, с. 278, 279.

14 ПСРЛ, т. XXIV, с 228.

Яндекс.Метрика